(499) 346-68-05
Заказать обратный звонок

Заказ обратного звонка

x


Определение смысла и намерения, как процесс в мозгe синхрониста

Понимание этого сложного процесса стало возможным отчасти благодаря усовершенствованиям технологий сканирования. Например, они помогают  вычленить активность в отделе мозга под названием «хвостатое ядро», отделив ее от активности в других частях подкорковых узлов – более крупной области мозга, внутри которой расположено хвостатое ядро. 

Мелкозернистые сканеры позволили обнаружить, что ядро нередко участвует в связях, регулирующих когнитивные процессы и действия – роль, обеспечивающая вовлеченность ядра в целый ряд видов поведения. Как заметили британские ученые в одной статье 2008 года, эксперименты показали, что хвостатое ядро помогает контролировать все – от решения крысы нажать на рычаг до решения человека о том, стоит ли доверять партнеру в ходе финансовой сделки.

Одним из авторов статьи был Джон Паркинсон из Университета Бангора в Уэльсе. Сначала он сомневался в том, что хвостатое ядро мозга участвует в синхронном переводе: «Ядро отвечает за намерение действия, за направленность на цель. То есть не в самом процессе осуществления, а при обдумывании, почему это нужно». Но затем он задумался над тем, что делают синхронисты. Машина переводит автоматически, исходя из того, что она «выучила наизусть», зачастую выдавая смехотворный результат. А человек думает над смыслом и намерением. В конце концов Паркинсон соглашается, что хвостатое ядро тоже может играть роль в синхроне, ведь «переводчик должен попытаться определить, в чем состоит сообщение, и перевести его».   

Принимая во внимание, что исследовательская группа Университета Женевы частично расположена в отделе, отвечающем за обучение устных переводчиков, довольно интересно выяснить, имеют ли их научные изыскания какое-либо прямое практическое применение. Опытный переводчик и член исследовательской группы Барбара Мосер-Мерсер и ее коллеги, старательно избегая громких заявлений, отрицают, что сканеры мозга могут быть использованы при определении достижений в обучении или выборе кандидатов со способностью к устному переводу. Но даже если изучение синхронного перевода не имеет сиюминутной практической пользы, его результаты точно расширили наше понимание нейронных ходов, соединяющих продумывание с осуществлением действия. Со временем это поможет нейробиологам копнуть еще глубже в вопросе взаимодействия областей мозга. 

Теперь женевские ученые хотят исследовать идею о том, что некоторые высокоуровневые аспекты когниции развились из эволюционно более ранних и простых видов поведения. Они предполагают, что мозг строит свои сложные когнитивные процессы на нижнем уровне процессов, называемых ими «обязательными», то есть такими, как движение или питание. Довольно логично заключить, что мозг развивается путем многократного использования или адаптирования своих «процессоров» к различным задачам, а также логично подумать, что есть тесная связь между когнитивными компонентами системы управления и системой, отвечающей за поведение. Благодаря тесной двунаправленной взаимосвязи между когницией и действием синхронный перевод являет собой отличную базу для проведения такого изучения. 


К списку статей